• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:42 

на нарах

foxm
Оригинал взят у ypogorel в на нарах




@темы: юмор

07:10 

Сюрреализм и цифра

foxm
Оригинал взят у tanjand в Сюрреализм и цифра
tumblr_ote8mz12s61qccpz7o5_1280.jpg


Михаил Батрак - украинский художник.
Фотомонтаж, цифровой рисунок и коллаж позволяют ему значительно расширить визуальный язык и его личное видение острых моментов нашего времени. Все работы с многими смыслами, стоит рассмотреть внимательно каждую репродукцию. И, кстати, влияние многих художников тоже прослеживается. Будет интересно узнать, как вы расцениваете, кем вдохновлялся Михаил Батрак в своих сюрреалистических композициях.


batrak4.jpg


batrak1.jpg


29-9.jpg



27-10.jpg


25-11.jpg



23-12.jpg



22-12.jpg


21-13.jpg


19-14.jpg


17-19.jpg


16-22.jpg



15-25.jpg


12-40.jpg


10-45.jpg


9-48.jpg


8-48.jpg


7-52.jpg


6-56.jpg


5-62.jpg


4-72.jpg


3-77.jpg


1-81.jpg


сайт







@темы: красивые картинки

20:06 

Календарь сексуальных монстров

foxm
15:16 

Художник Копейкин

foxm
07:34 

В России растет число "врагов государства" - с 2003 года их стало в 28 раз больше

foxm
Оригинал взят у philologist в В России растет число "врагов государства" - с 2003 года их стало в 28 раз больше
Судебный департамент Верховного суда опубликовал статистику о деятельности судов в 2003—2016 годах. Согласно данным статистики, с 2005 года начался резкий рост числа осуждённых за «преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» (статьи 275 — 284.1 УК РФ), в том числе за государственную измену, экстремизм и разглашение гостайны. С 2003 года их стало в 28 раз больше, - сообщает Команда 29.



Адвокат Иван Павлов так прокомментировал эту статистику: "По данным Судебного департамента, за последние тринадцать лет (с 2003 по 2016 год) преступления против Конституции стали совершать в 28(!) раз чаще. Это не внезапный взлет - число осужденных росло в геометрической прогрессии. Только в 2009 году отскочило назад, - политологи могут порассуждать о причинах. Можно говорить о растущем патриотизме и скрепах, но против статистики не попрешь: вместо 21 человека в 2003 году в 2016 уже 588 получило статус врага государства. Выводы можно сделать самостоятельно".



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky





@темы: беспредел, права человека

08:31 

Бизнес на крови

foxm
 
Статья на форуме

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1489508.html. Please comment there using OpenID.


@темы: беспредел, медицина и здравоохранение

08:31 

Бизнес на крови

foxm
 
Статья на форуме

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1489508.html. Please comment there using OpenID.


@темы: беспредел, медицина и здравоохранение

20:57 

приезд на Пеннсильванский вокзал

foxm
12:52 

День взятия Бастилии

foxm
 

 


This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1489207.html. Please comment there using OpenID.


@темы: поздравляю!

12:52 

День взятия Бастилии

foxm
 

 


This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1489207.html. Please comment there using OpenID.


@темы: поздравляю!

07:22 

"Покинутый гений" Фредерик Чайлд Хассам

foxm
В ФБ Александры Цуркан увидел картинку этого художника, понравилась. Гуглом нашел целый пост про него, решил поделиться.
Оригинал взят у vakin в "Покинутый гений" Фредерик Чайлд Хассам
Фредерик Чайлд Хассам (англ. Frederick Childe Hassam) (1859 - 1935) - американский художник импрессионист. Родился в 1859 г. в пригороде Бостона в семье бизнесмена. Его ранние работы датируются 1879 г. Хассам начинал свою художественную карьеру в качестве иллюстратора-акварелиста. В 1882 году состоялась его первая персональная выставка акварельных работ в галерее Бостона. На следующий год его друг Селия Такстер убедила его отказаться от имени Фредерик, и в дальнейшем он был известен просто как Чайлд Хассам.

В 1883 г. Хассам предпринял "учебную поездку" по Европе (вместе с Е.Х. Гэрреттом), в ходе которй посетил Великобританию, Нидерланды, Францию, Швейцарию, Италию и Испанию, изучая творческое наследие старых мастеров и создавая акварели с европейскими пейзажами. В 1886 г. Хассам поступил в Académie Julian в Париже, где изучал рисунок и живопись. Во Франции он познакомился с творчеством импрессионистов, которое оказало на него неизгладимое впечатление. Это знакомство и определило характер его последующего творчества. Но это было потом. Поначалу Хассам не воспринимал импрессионизм как "наше все". Он всего лишь находил это течение способным иногда порождать что-то неординароное. Он писал: "Даже Клод Моне, Сислей, Писарро и школа экстремальных импрессионистов делают некоторые вещи, которые очаровывают и будут жить". Впоследствии он назовет "экстремальным импрессионистом" себя самого. В те же времена, его единственный "прямой" контакт с французским художником-импрессионистом состоялся когда он посетил бывшую студию Ренуара и обнаружил там несколько брошенных набросков, сделанных маслом. Хассам писал: "Я ничего не знал о Ренуаре и он меня совершенно не интересовал. Но я смотрел на эти эксперименты с чистым цветом и видел, что это то, что я пытался делать сам".


Apple Trees in Bloom, Old Lyme, 1904

Хассам вернулся в Америку в 1889 г., он осел в Нью-Йорке и начал творить активно и плодотворно. В 1897 г. он вступил в творческую группу "Десять", отколовшуюся от "Общества Американских Художников", в знак простеста против коммерциализации искусства.

Известность Хассаму принесли пейзажи с изображением различных уголков Нью-Йорка и побережья Новой Англии. Он также писал природу американского Запада - результаты его "творческих командировок" в 1904 и 1908 гг. Также много он путешествовал и по Европе, где получал вдохновение для своих новых работ. Знаменита его серия "Флаги", созданная в 1916-18 гг. под влиянием волны патриотизма и анти-германских настроений, вызванных событиями Первой Мировой Войны.

Сохраняя верность импрессионизму в условиях экспансии модерна, Хассам уже при жизни достиг признания и денег (он получал до 6 000 $ за работу и посему, был гораздо богаче многих своих духовных учителей). Он получил множество наград, в частности Золотую Медаль Почета за прижизненные достижения от Академии Изящных Искусств Пенсильвании.

Фредерик Чайлд Хассам умер в Ист Хэмптоне в 1935 г. в возрасте 75 лет. До конца жизни он отрицал модернистические веяния в искусстве и называл "болванами от живописи" всех художников, критиков, коллекционеров и дилеров, которые продвигали кубизм, сюрреализм и другие авангардные течения. Время вносило свои коррективы - с момента своей смерти вплоть до возрождения интереса к американскому импрессионизму в 60-х гг. ХХ в. Хассам стал позиционироваться в ряду "покинутых гениев". В 70-х гг. цены на работы французских импрессионистов достигли астрономических высот, на этой волне творчество Хассама обрело новых почиталей, и соответственно вызвало новый всплеск коммерческого интереса.

Источник - rutracker.org


Summer Evening, 1886


After Breakfast, 1887


Along the Seine, 1887


Under the Lilacs, 1887-89


April Showers, Champs Elysees Paris, 1888


Flower Girl, 1888


At the Florist, 1889


A New York Blizzard, 1890


Horse Drawn Cabs at Evening, New York, 1890


Roses in a Vase, 1890


Celia Thaxter's Garden, Isles of Shoals, Maine, 1890


A Fisherman's Cottage, 1895


Roses, 1895


Across the Park, 1904


Still Life, Fruits, 1904


Spring on West 78th Street, 1905


Over the Great Divide, 1908


Aphrodite, Appledore, 1908


Still Life, Fruits, 1908


The Water Garden, 1909


At the Writing Desk, 1910


The Terre-Cuite Tea Set (aka French Tea Garden), 1910


Seaweed and Surf, Appledore, 1912


Bowl of Goldfish, 1912


Surf, Isles of Shoals, 1913


The Silver Veil and the Golden Gate, 1914


Reflections (Kitty Hughes), 1917


Tanagra - The Builders, New York, 1918


Acorn Street, Boston, 1919


East Hampton, 1920


Полностьюfotki.com





@темы: красивые картинки, культура

19:54 

MV Agusta Dragster 800 RR Guerilla Tre

foxm






отсюда

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1489051.html. Please comment there using OpenID.


@темы: мотоцикл

19:38 

Guzzi Nevada

foxm













отсюда

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1488667.html. Please comment there using OpenID.


@темы: мотоцикл

19:32 

Aston Martin Valkyrie

foxm















отсюда

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1488558.html. Please comment there using OpenID.


@темы: машина

13:49 

Валерия Новодворская. "Свободу не подарят, свободу нужно взять". Часть 1

foxm
Оригинал взят у philologist в Валерия Новодворская. "Свободу не подарят, свободу нужно взять". Часть 1
Валерия Ильинична Новодворская (1950-2014) — советский диссидент и правозащитник; российский либеральный политический деятель и публицист, основательница праволиберальных партий «Демократический союз» (председатель Центрального координационного совета) и «Западный выбор». Ниже размещена первая часть ее лекции "Свободу не подарят, свободу нужно взять". Текст приводится по изданию: Новодворская В.И. Мой Карфаген обязан быть разрушен: Из философии истории России. - М.: Олимп, 1999.



Свободу не подарят, свободу нужно взять

Россия досталась большевикам, как падаль достается стервятникам. Причем в этой ситуации невозможно сострадание, невозможно сочувствие, и невозможно определить, где добро, а где зло. В чем заключается больше добра, в падали или в стервятнике? Это очень сложно определить. Они сосуществуют. Это некий симбиоз. Стервятник питается падалью. Падаль ему полезна. А падали уже все равно. И вот, по-видимому, где-то в 1921 году России стало все равно. Всякое сопротивление, организованное и неорганизованное, прекратилось. Оно прекратилось даже там, где оно могло бы еще продолжаться: в глухих урочищах Сибири, на заимках. Большевики были гениальными негодяями, поскольку их очень хорошо подковал их лидер, который действительно был гением. (А еще говорят, что гений и злодейство две вещи несовместные. Очень даже совместные...). Они употребили очень простую технологию, которую надо запомнить на будущее всем, кто собирается заниматься политикой, потому что политика - это занятие шкурническое, и в принципе политикой могут заниматься только прохвосты. Порядочные люди в России заниматься политикой пока не могут.

Да и в мире в принципе порядочные люди политикой не занимаются. Политика -- это занятие для непорядочных людей. Она исключает порядочность как установку. Она обязательно включает в себя ложь, корысть, предательство. Без этих трех составляющих не обходится никакая политика. Конечно, мы можем сравнить нашу безнравственную политику с нравственной политикой цивилизованных западных государств, и окажется, что, безусловно, безнравственности там меньше. Но кто скажет, что ее там вообще нет, посмотрев, как цивилизованные страны предали Гонконг, как во имя инвестиций и ресурсов предают китайских политзаключенных? В принципе, скоро могут сдать и Тайвань. То, что происходит в мире вокруг Китая, происходит не только по вине господина Примакова, но и по вине госсекретаря Соединенных Штатов, ведь пока экономической блокады КНР нет ни со стороны западных держав, ни со стороны держав восточных. Когда с Китаем и со всеми коммунистическими государствами будут разорваны дипломатические отношения (и не только с маленькими и слабыми странами типа Кубы и Северной Кореи, но и с большими, сильными, типа КНР), тогда можно будет сказать, что в мире завелась какая-то нравственность в политике. Пока этого нет, считайте политику абсолютно безнравственным занятием.

Большевики употребили следующие роскошные технологии, рекомендуемые всем политикам. Они расправились со всеми поодиночке. Начали они, разумеется, с правых партий. Партий типа октябристов, прогрессистов, кадетов. Пока они расправлялись с правыми партиями, партии более левые, типа правых эсеров, спокойно сидели в Учредительном собрании и пели "Интернационал". Они считали, что до них не дойдет, и что можно абстрагироваться от того, что происходит с правыми партиями, что жизнь -- это как бы не для всех, а только для некоторых. Прекрасно! Большевики разобрались с правыми партиями и занялись левыми. Покончили с левыми партиями, вне своей единственной и неповторимой, которая, кстати, довольно спокойно смотрела (хотя в начале там была некая оппозиция и даже некие фракции), как расправляются с анархистами и с левыми эсерами. С анархистами расправились очень рано. Большевики поняли, что традиция Дикого поля, которая была очень сильно выражена у анархистов, у махновцев, -- это опасная традиция. Хотя в первых большевиках тоже жила традиция Дикого поля, у них она умножалась на ордынскую и на византийскую традиции.

А у анархистов и махновцев была чистая традиция Дикого поля, плюс еще славянская традиция. Что это означало? Это означало, что они опасны. Потому что традиция Дикого поля -- это храбрость и самоотверженность. Она предполагает, что ее носителя будет невозможно согнуть, поработить и поставить на колени. А зачем большевикам были нужны такие граждане их будущей Совдепии, которых нельзя поставить на колени, даже если они исповедуют левые убеждения? Поэтому, хотя многие не могут понять, не было ли ошибкой со стороны большевиков то, что они уничтожили махновцев, и не разумнее ли им было на них опереться, они все делали правильно. Они уничтожали традицию Дикого поля. Они уничтожали храбрость, самоотверженность, доблесть, мужество. Они все это уничтожили.

С анархистами они стали разбираться чуточку позже, чем с кадетами. Они понимали, что скандинавская традиция, которую несли кадеты, была никак не опаснее, чем традиция Дикого поля, которая жила в левых эсерах. Их уничтожали вместе. Практически в те же 1918--1919 гг. Разобравшись со всем этим, большевики приступили к внутренней оппозиции. И здесь опять -- та же технология. Казалось бы, эти самые большевики могли бы кое-что предвидеть, глядя, что произошло с другими партиями. Но они ничему не научились. Сначала Бухарин аплодировал, глядя на то, как убирали Зиновьева, Каменева и Троцкого, потом убрали и его, и все пошло по той безумной спирали, которая лучше всего представлена у Евгении Гинзбург в "Крутом маршруте". Вчерашний подследственный завтра встречает на этапе не только тех, кто от него отрекался и предлагал ему положить на стол партбилет, но и своих следователей! Это был закономерный итог. Глупость всегда так кончается. Это естественный финал. И в принципе подобное поведение лежит вне гуманитарных категорий, оно вне сострадания и сочувствия.

Дальше у нас идут социальные страты. Прежде всего убирали крупных предпринимателей, так называемых деревенских капиталистов, ростовщиков, то есть финансовый капитал. И тех, кого могли назвать латифундистами, то есть тех, кого в России именовали помещиками. Все другие страты общества не только не протестовали, но жизнерадостно делили наследство. Они были безумно счастливы. Они считали, что сейчас наступит социальная справедливость, и начнется социальный мир. Дальше большевики просто выкидывают циничные лозунги. Владимир Ильич был на редкость откровенным человеком, он ничего не скрывал, он слишком хорошо знал страну, в которой ему приходилось действовать. Он ее презирал. Высшая откровенность ленинских трудов соответствует только одной идее -- презрению. Человек, который в меньшей степени презирает свою страну, поостерегся бы говорить столь откровенно.

Откровеннейший лозунг звучал так: сейчас мы с крепким средним крестьянством и с деревенской беднотой идем против кулаков. Их никто не защитил. Это уже 30-е годы, это раскулачивание. Естественно, туда попали и те, у кого было две коровы и одна коза. Издержки производства. Но в принципе середняки не протестовали, когда большевики добрались до так называемых кулаков (просто до тех, кто был несколько удачливее других в своем хозяйстве). Почему этого не происходило? Почему не было протеста? Вервь, община, мир. Мир остался прежним. Крестьянская община плавно перешла в колхозы без особого сопротивления, за исключением сопротивления тех, кто при Столыпине выделился из общины, тех, кто, действительно, мог стать фермером, то есть немногих свободных людей. Вервь и община были страшно завистливы, они давили, они усредняли. Им ненавистно было все, что поднимается, что богаче, что умнее, что сильнее, что выделяется из ряда вон. Поэтому они даже испытывали чувство облегчения, видя, что нашлась некая сила, которая убирает для них ненавистное социальное неравенство.

Поэтому под жизнерадостные крики одобрения были уничтожены те, кто богаче. А дальше, как вы понимаете, пошел другой лозунг: в союзе с деревенской беднотой идем против середняка. Начинается поголовная колхозизация всей страны. Но самый интересный период -- это нэп. Чем он был интересен? Он был интересен не тем, что делали большевики. Нас здесь должны интересовать не руки палача, а поведение жертвы. Поведение жертвы было совершенно парадоксальным (было бы, если бы мы не знали, с чем мы имеем дело). Жертва тут же забыла про все, и жизнерадостно пошла работать на большевиков, и подружилась с большевиками. Эти несчастные, недобитые предприниматели, которых не успели уничтожить и загнать за границу, когда большевики разрешили существовать мелкому и среднему предпринимательству, не понимая, что это временно, что секира над их головами все еще висит, что дамоклов меч не убран, бросились создавать для большевиков экономический потенциал. И как Ленин справедливо замечает, они накормили и одели страну. Крестьяне безумно обрадовались тому, что отменили продразверстку и заменили ее продналогом.

То же самое чувство испытывали крепостные крестьяне, когда им заменяли барщину оброком. Практически все крестьяне, которые не вышли из общины добровольно, когда Столыпин это позволил, были крепостными крестьянами. Поэтому переход из одного крепостничества к другому, к колхозному, совершился плавно и органично. Неудивительно, что большевики потом говорили, что они управляют именем народа и что народ и партия едины. Народ и партия действительно были едины. Концлагерь существует за счет покорности жертв. Свободные люди в таком положении восстают. Может быть, их всех убьют, а может быть, они отберут оружие у охраны по всей стране и победят. Возможны разные варианты, но невозможно сотрудничество между жертвами и палачами, невозможен симбиоз. А у нас это было как раз достигнуто.

Все это страшно понравилось интеллигенции. Как вы думаете, почему? Потому что она со времен Каракозова и Чернышевского была левая. Она была неистребимо народнической. Ей нравилось, когда ее запрягали. Она выросла в заблуждении, что народ всегда прав, а она всегда не права. И эта позиция вечно неправого, позиция вечной жертвы, которая всегда извиняется, когда ей наступают на ногу, способствовала тому, что интеллигенция в разных литературных и не литературных журналах, в архитектуре, в искусстве, в советской науке и в советской промышленности стала с упоением работать на большевиков. Нэп -- это совершенно фантастическая ситуация, когда палачи вначале просто сделать ничего не могли, были на грани гибели и взмолились, обратившись к своим жертвам: "Бога ради, помогите нам создать такие условия, когда будет возможно и выгодно вас давить. Мы сейчас просто не можем. У нас нет гвоздей, нет лаптей, нет еды. У нас полная разруха. Давайте вместе поднимем нашу плаху из руин и затем на такую чистенькую, свежеоструганную ляжете, вы положите на нее головы, вы наточите нам топорик, вы скуете себе цепи, а потом мы наедимся, отдохнем, мы будем свежие, бодрые, мы вам тогда головку и оттяпаем".

Это классическая формула нэпа. И все обещанное произошло, когда они отъелись, как клоп на теле своей жертвы. Между прочим, ВЧК не переставала работать ни на один день, но это не волновало нэпманов, так называемых мелких предпринимателей; это не волновало крестьян, которые продолжали себе пахать над пропастью во ржи. Это никого не волновало. Не волновало, что арестовывают остатки инакомыслящих, что работает машина репрессий. Уже не за дело арестовывали, уже никаких дел ни у кого не было. Арестовывали уже за слово, неприятности были у Булгакова (хорошо, что до ареста не дошло!), неприятности были у тех, кто не так литературно мыслил. Философские пароходы ушли в Западные воды с согласия тех, кто на этих пароходах уплыл. Ни Бердяеву, ни его коллегам не пришло в голову, что нельзя уезжать из этой страны, что за эту страну нужно драться, что нужно возглавлять какое-то сопротивление, что большевикам надо противиться, а не книжки в эмиграции писать. Нет, так же, как ушла Белая армия, русская философия ушла в небытие, в иное измерение, и она соприкоснется с Россией снова только через 70 лет, когда этих философов начнут у нас читать. Они бросили страну, и это еще раз доказывает, что они считали страну падалью, что они понимали: ее нельзя спасти. За живого сражаются. Оставляют только мертвеца, даже не закопав его. Мертвеца в могиле или без.

Это было коллективное предательство. Все предали друг друга, и все предали самих себя. После того, как большевики получили свою первичную группу "Б" -- товары народного потребления, они справедливо подумали, что теперь они могут себе позволить и "А". У них было все готово для того, чтобы окончательно остричь овечек. Часть прирезать на бойне, а часть запрячь в свои железные машины, которые знаменовали эру индустриализации. Начинается еще один парадоксальный период. Возникли ножницы. Что делают нормальные люди, знающие, что такое экономика, когда у них возникают ножницы между сельским хозяйством и промышленностью? У большевиков были рентабельное сельское хозяйство (потому что оно было частное, хотя и мелкое) и абсолютно нерентабельная промышленность (потому что она была государственная и ничего не могла дать). Нормальные люди садятся, чешут затылки и думают: Наверное, мы наворотили здесь, смотрите, как у нас сельское хозяйство работает, как хлеб дают, эти самые крестьяне, хотя у них и машин нет, работают, хлеб дают, за их счет страна сыта. Значит, надо и промышленность на частную основу поставить, чтобы она делала не только ситец, но и современные станки, и оружие, и будущие высокие технологии. И зовут хозяина, проводят приватизацию.

Но здесь все произошло наоборот. Были уничтожены рентабельное сельское хозяйство и рентабельная промышленность группы "Б", которая выпускала товары народного потребления, и все было унифицировано на абсолютно тоталитарном государственном уровне. С этого момента в стране ничего рентабельного не остается. С этого момента в стране ничего не производится, кроме металлолома, станков, турксибов, не нужных никому каналов, потому что никто никогда не плавал по Волго-Донскому каналу и по каналу им. Москвы. Они были просто для показухи. Начинается так называемая индустриализация, громыхающая, как копилка. Потемкинские деревни. Потому что нельзя индустриализировать нецивилизованную страну. Нельзя все это сделать, полностью уничтожив группу "Б", что большевики, собственно, и осуществили.

Итак, крестьяне могли сопротивляться, пока жива была еще та интеллигенция, которую они предали. Пока ее уничтожали, они пахали. А эта интеллигенция предала их в свою очередь, когда пошла на службу к большевикам в 1918 году. Эта череда предательств привела к тому, что когда очередь дошла до крестьян (уже в 30-е годы), некому было их защищать, некому было их организовывать, некому было возглавить протест, некому даже было дать ему какую-то идеологическую направленность. Потому что интеллигентов, которые способны были к протесту, уже не было на свободе и даже не было в живых. Так 30 миллионов крестьян идут в трубы канализации, как называет сталинские репрессии Солженицын. И самое последнее предательство совершают цивилизованные западные страны. В 1933 году, наконец, совершается великое событие. Германия признала Советский Союз еще после Раппальского договора, первой, в 1922 году, потом за ней выстроились в очередь все остальные.

И вот наступает 1933-ий год. Что такое 1933-й год? Уже уничтожены 30 миллионов крестьян. Для страны все кончилось. Всем все ясно, кроме тех, кто не хотел ничего знать. И тут США признают Советский Союз. Именно тогда. Почему? Что, в Советском Союзе произошла демократическая революция, распустили концлагеря, началась перестройка, прогнали большевиков? Нет. В Соединенных Штатах поняли, что это надолго, что это мировое зло, что оно укрепилось, и что оно будет жить десятилетия. Плетью обуха не перешибешь. Они решили от этого получить свою долю выгоды. Последнее предательство в этом ряду совершают Соединенные Штаты Америки, они признают Советский Союз. В этот момент Советский Союз представляет собой некую шлюзовую систему лагерных режимов. ГУЛАГ становится естественной формой существования страны. Не исключительной формой, а естественной; просто у всех разные режимы. На воле -- общий режим, даже расконвойка, потом идут режимы усиленный, строгий, особый, но свободы отныне не будет ни у кого. Начиная с 1917-го и кончая 1991-м ни у кого больше не будет свободы. Свобода будет только в пределах некой запретки, то есть локалки. Это место около лагерного барака, где разрешается ходить свободно. Но не по всей зоне, а хотя бы по локалке. Ну а кроме как в зоне, гулять нигде не разрешается.

Советский Союз становится одной сплошной зоной. Потому что человек, который вынужден отправлять своих детей в школы, где изучают марксизм-ленинизм, просить разрешение на выезд за границу в райкоме, предъявлять комсомольскую характеристику, поступая в институт, не свободен, даже если на нем нет полосатой лагерной куртки и полосатых лагерных штанов. Все равно у него на спине нарисован бубновый туз, даже если он сам его не видит. Все были крепостными: писатели, съезды которых назывались съездами советских писателей; композиторы, архитекторы, ученые. Крепостной ученый Сахаров создал основы для водородной бомбы. Крепостные ученые Ландау и Тамм пытались иногда сделать что-то благородное, за кого-то заступиться. В лагерях существует взаимовыручка, в лагерях не все идут в придурки, не все становятся капо, не все соглашаются на должность бригадиров. Андрею Дмитриевичу Сахарову было что искупать, потому что если бы не было создано атомное оружие, если бы какие-то технологии не были украдены у Соединенных Штатов Америки, если бы советские ученые так хорошо над этим не поработали, большевики были бы обезоружены. Им бы пришлось начать перестройку несколько раньше, потому что у них не было бы ядерной дубинки. Но крепостные ученые не имеют собственного мнения, они даже не имеют инстинкта самосохранения. Они дали этой системе ядерную дубинку. Ситуация была настолько безнадежна, что говорить о каком-то организованном или хотя бы полуорганизованном сопротивлении мы не в праве.

В нашей истории есть расстрел в Новочеркасске. В нашей истории нет восстания рабочих в Новочеркасске. Это не восстание, когда несчастные, голодные, замученные рабочие берут красные флаги и идут к горкому партии просить справедливости. Это даже не восстание Спартака. То есть если рабы-гладиаторы в древнем Риме были способны на восстание, то здесь уже и восстания нет. И расстреливать этих несчастных людей, которые всего-навсего хотели, чтобы с ними поговорил какой-нибудь член правительства, было совершенно не обязательно. Наверное, 75% диссидентов, которые арестовывались КГБ, и даже не 75, а 90% в самом лучшем случае мечтали усовершенствовать социализм и создать нечто с человеческим лицом. А некоторые были просто коммунистами из самых правоверных. Они протестовали только против "недостатков" и "пороков" системы. Хотели ее сделать более человечной, потому что прочитали (я уж не знаю где, может быть, у Томаса Мора, хотя у Мора были свои неприятности на острове Утопия, ведь у Мора существуют и рабство, и сикофанты, да и у Кампанеллы все дружно камнями побивают преступников, разве что у Кабе они об этом могли прочитать), что коммунизм может быть человечным, добрым, с человеческим лицом. Примеров тому в истории нет, даже в Утопиях нет примеров. Откуда они это взяли, я не знаю, спросите у них, когда кого-нибудь встретите.

Таким был знаменитый Рахимович, один из самых твердых диссидентов. Он работал председателем колхоза и твердил на следствии, что готов умереть за дело Ленина, а вот нынешние коммунисты дело Ленина предали. Выдумать, что Ленин был некоей альтернативой Брежневу, могли только люди полностью искалеченные (и нравственно, и политически, и духовно). Пригласите к себе писателя и драматурга Шатрова и задайте ему вопрос, как это он додумался до пьесы "Дальше, дальше, дальше", где у него положительный образ Ленина как бы борется с отрицательным образом Сталина, где он взял этих "Синих коней на красной траве"? Откуда они все взяли, что Ленин был лучше Брежнева?

Кстати, есть еще один миф. Миф о благополучии эпохи застоя. Классическое благополучие! Сажать сотнями и тысячами было просто незачем. Возникает парадоксальная ситуация. Никто не сопротивляется, а разве что робко читают Самиздат и пытаются улучшить социализм. В этой ситуации массовые репрессии не нужны. Прекращение массовых репрессий при тоталитаризме означает, что общество уже мертво, что оно убито, что оно не способно вообще ни на какой протест, что больше убивать никого не надо, что все и так мертвые. По второму разу мертвецов не убивают. Комитет Госбезопасности вынужден искать себе жертвы, часто вынужден их выдумывать, потому что ему не с кем бороться, от Москвы до самых до окраин никто не сопротивляется. Поскольку я диссидент и бывший, и теперешний, я знаю, о чем я говорю. Я знаю, сколько было людей, которые, как Юрий Галансков, могли написать еще в 1968 году: "Вставайте, вставайте, вставайте, о алая кровь бунтарства! Вставайте и доломайте гнилую тюрьму государства".

Такими были единицы. И мы были париями в диссидентской среде. Нас не только КГБ, но и сами диссиденты боялись. Боялись, что мы подорвем чистые основы ненасильственного движения за улучшение советской Конституции и помешаем борьбе за права человека при режиме, который просто исключал понятие прав человека как таковых. Если бы у тогдашних диссидентов конфиденциально спросили (провели бы негласной опрос), если бы такие мониторинги были возможны, кто из них выступает сознательно и открыто за свержение существующего государственного строя, за вестернизацию страны, за построение капитализма, за то, чтобы коммунисты были свергнуты путем вооруженного восстания народа (безотносительно к тому, возможно это было или нет; это было совершенно невозможно, я-то знаю, я к этому все время призывала, но результатов никаких не было), вы набрали бы в лучшем случае десяток -- другой. Даже знаменитая (единственная, пожалуй) крупная подпольная организация ВСХСОН, членом которой был наш великий, но наивный писатель Леонид Бородин (а им дали очень большие сроки, когда нашли их и разогнали), не была западнической. Они не выступали за вестернизацию страны. Они выступали против коммунистов, но со славянофильской точки зрения. Это был тот же Раскол, к сожалению. То есть сопротивление из традиционалистской позиции, сопротивление из позиции нереальной и несовременной.

Говорят, что коммунисты насильственно загоняли мыслящих людей в компартию. Это было бы еще полбеды, если приходили бы к ученым, к врачам, к писателям, приставляли бы автомат к груди и говорили: "Пиши заявление в партию, иначе застрелим". Бывало и хуже. Знавала я одного молодого физика, который работал в Институте Высоких Энергий или что-то в этом роде. У них там был один доктор наук, заведующий лабораторией, и он хотел возглавить отдел и быть членкором. Для этого надо было вступить в партию. Разнарядка на этот институт была спущена, но низкая. Можно было принять всего двух человек. Они там чуть ли не жребий кидали, как на новогодний гостинец, как на заказ с икрой, кому эта высокая честь достанется. Нашему будущему членкору не повезло. Нашлись, с точки зрения Ученого совета, более достойные этой высокой чести вступления в КПСС. И что делает наш ученый? Наш ученый начинает писать жалобы в горком партии, в ЦК, в Политбюро. Он заявляет, что с помощью интриг и недостойного поведения конкурентов его оттеснили. На самом же деле только он был достоин этого партбилета. То есть он сам добивается, чтобы ему дали партбилет. Это самое худшее из того, что произошло. Люди соревновались в праве надеть ошейник, и тот, кому не доставалось ошейника, чувствовал себя обделенным на всю жизнь.

Без будки и без ошейника люди не могли жить. Они себя очень плохо чувствовали, у них наступало кислородное голодание. Классический пример -- поведение на Западе писателя Максимова, Марии Розановой, Синявского и знаменитого автора "Зияющих высот" Зиновьева. Что это такое? Многие говорят, что у них крыша поехала. Но не могли же все сойти с ума. Уехали на Запад и сошли там с ума? Просто это кислородное голодание -- голодание по ошейнику. С них сняли ошейник, и они этого не вынесли и стали описывать все прелести ошейника. Стоит ли говорить, что поборников либеральной, западнической скандинавской традиции до перестройки в Советском Союзе насчитывалось человек сто от силы. Все остальные понятия не имели (и иметь не хотели) о том, что такое ответственность, что такое свобода, что такое отсутствие пойла в корыте и что такое отсутствие хлева. Они просто думали в конце 80-х, что коммунисты съели всю колбасу и, что если прогнать коммунистов, сразу появится колбаса. По щучьему велению, по их хотению. Упадет манна небесная. Они только ротик откроют, а колбаса сама туда повалится. Запад для всех был страной с магазинами. Есть такие страны, где шикарные магазины.

Никто не думал тогда, что это страны, где высочайшая производительность труда, высочайшая квалификация работников, независимость, ответственность и свобода граждан, которая предполагает возможный крах, которая предполагает, что если тебе не на что будет сделать операцию, ты просто умрешь. И ты должен с этим смириться, потому что это нормально. Каждый получает только то, на что он имеет право претендовать согласно своему доходу. Но об этом никто не задумывался. Приходит Горбачев. Страна была не способна ни на какое организованное действие, ее можно было освобождать только силой. Просто брать ножницы и резать колючую проволоку. Пинками выгонять из концлагеря, потому что добровольно люди даже за ворота выйти не могли. Происходит чудо. Горбачев тоже решает улучшить социализм, сделать его более эффективным. Потыкавшись в эту систему, он то виноградники вырубает, то бабок с помидорами разгоняет, то вводит сухой закон, то объявляет ускорение и качество. Кстати, об ускорении и качестве есть очень хороший перестроечный анекдот.

Приходит Горбачев в цех и видит, что рабочий очень быстро бегает по цеху с тачкой, так что ветер свистит в ушах. А тачка пустая. И он у рабочего спрашивает: -- А что это ты, друг, делаешь? -- Да вот, говорит, бетон вожу. -- А где же у тебя бетон? -- А я, говорит, не успеваю нагрузить, потому что у нас сейчас эпоха ускорения, -- и дальше побежал. Попытки несчастного Горби поработать с этой системой привели к тому, что система развалилась у него в руках. Она ни к какому переустройству не была способна. Если кому-нибудь казалось, что возможен социализм с человеческим лицом, вот он вполне мог убедиться, что эта штука не работает. Горби осторожненько стал открывать форточку, и надо сказать, что он не ошибся. Что здесь началось!

Это была вторая оттепель, после хрущевской. Хрущевская оттепель привела к тому, что интеллигенты стали клясть Сталина, восславили Ленина и Хрущева и при этом стали работать еще пуще на благо социализма. Это не привело ни к какому взрыву, ни к какой революции, ни к какому мятежу, ни к какому переустройству. Хрущев ничем не рисковал. Хотя поступил он круто. Как он расправился со сталинскими памятниками! В один день их всех за ноги стащили (никто не искал консенсуса) и отвезли на свалку. Если бы мы так с ленинскими поступили в 1993 году, тоже никто бы не протестовал. Но здесь уж у Бориса Николаевича не хватило храбрости. Хрущев в этом плане был более крутой мужик. Просто свезли на свалку -- и никто противится не стал, никто не посмел, и из Мавзолея мумию вынесли и похоронили, и никакого возмущения не было, никакой гражданской войны не возникло. Почему-то Никиту Сергеевича, при всей его неграмотности, невежестве и том, что он ничего не понимал ни в экономике, ни в политике, и кузькину мать Западу показывал, и башмаком в ООН стучал, совершенно не волновала идея проведения референдума по поводу вынесения Сталина из Мавзолея.

Не было у Хрущева колебаний в течение семи лет. Сначала Вечный Огонь переносим, потом караул снимаем. При Хрущеве взяли и вытащили тело, похоронили его рядышком, и до сих пор не видно, чтобы какие-то сталинисты поволокли его обратно и с Лениным в койку положили. Классические действия революции сверху должны идти без референдумов. Спрашивать уже не у кого было. Поэтому спрашивать было необязательно. Со страной в этот момент можно было сделать все, что угодно. Оттепель №1 -- это Ренессанс ленинизма. Классический вариант поведения старых большевиков, это когда колонна заключенных идет мимо памятника Ленину. Все становятся на колени и снимают шапки. Советская классика.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky





@темы: общество, история

13:36 

Бессмертие голландца

foxm
Оригинал взят у tanjand в Бессмертие голландца
1352765872-1889-van-gogh-les-iris-iriseshuile-sur-toile-71x83-cm (1).jpg


Иногда поражает, как люди относятся к искусству. Многие, если его не понимают, то ни в коем случае не дают себе труда попробовать вникнуть. Так и в этом случае: один врач по-деловому подошел к шедевру – он закрыл ею дырку в курятнике, посчитав, что картина для этого годится. Это был портрет кисти Ван Гога.

Но все же, иногда думается - Ван Гог знал, что бессмертие – его судьба. Иначе не объяснить, почему он с такой одержимость бродил по лесам и полям и писал их, писал, хоть никто не покупал его картины. Не объяснить, почему он бросил свою богатую семью и стал нищим. Наплевал на условности и жил с проституткой. Кто знает, когда он почувствовал его зов. Но только к 30 годам он начал свой творческий путь. И написал больше 2000 работ.



Без названия (3).png



Без названия (2).png


Живопись_Винсент-ван-Гог_Автопортрет-1887.jpg


Да, рыжий мрачный голландец был гением. Хотя, о гении не говорят – был. Гений – он гений. Навсегда.
Этому парню мастера в Брюссельской академии сказали, что у него нет таланта. Но он же гений, а это особенная судьба. И Ван Гог просто решил, что ему нужно писать, писать, как можно больше.

Во всем этом безумии Ван Гог любил лес и сад и просто деревья. Как-то он нацелился на то, чтобы изобразить лес таким образом, «что можно дышать и блуждать в нем - и чувствовать, как он пахнет».

«…если бы я не ощущал любви к природе и своей работе, то был бы несчастлив», — писал Винсент своему брату Тео 26 июля 1882 года.


p056fy3v.jpg


unna111med.jpg


«Подстриженные берёзы» входят в серию из семи рисунков пером и тушью, сделанных в Нюнене. В письме к Тео Винсент сравнил их с «шествием сирот».


«…я вечно покрыт пылью, вечно нагружен, словно дикобраз, палками, мольбертом, холстами и другими товарами», — шутил Ван Гог в письме сестре Виллемине. Таким нагруженным он одержимо шел к своей цели – к бессмертию.
Но увы, его мучала болезнь. Тогда случилась эта история, таинственная и до сих пор неразгаданная – с отрезанным ухом. (Вернее, с мочкой уха). И его ждала и звала к себе лечебница. Ван Гог лежал в больнице и высчитывал по календарю периоды, в которые к нему вернётся способность рисовать. После лечения начался самый плодотворный этап в жизни живописца. В его палитре появилось больше красок, полотна стали живее, даже простые натюрморты превратились в настоящее откровение. Из его картин полился свет.


Винсент-ван-Гог_-1888 Сеятель на фоне заката.jpg


Без названия.png


Он пишет, как одержимый. Когда не хватает холстов, создает одну картину поверх другой.
И появляется на свет одна из лучших картин в истории изобразительного искусства - «Пшеничное поле с воронами».


Живопись_Винсент-ван-Гог_Пшеничное-поле-с-воронами-1890.jpg

«Ван Гогу уже давно хотелось изобразить летящих ворон. Но как заставить их всех сразу взмыть в небо? Ответ прост - нужен выстрел. Художник купил револьвер, чтобы пугать ворон. 20 июля 1890 года он взял с собой палитру, раскладной стул, револьвер и отправился на пшеничное поле, чтобы написать свою лучшую картину. Ровно через неделю из этого же револьвера на том же поле он выстрелил себе в сердце». Все-таки рука дрогнула — миг неуверенности. Пуля попала в живот. Непонятно, как, но ван Гог дошел до дома.

Он страдал еще два дня и умер, сказав перед смертью своему брату Тео:

«Печаль будет длиться вечно»

Долгое время считалось, что последним было полотно «Пшеничное поле с воронами», однако этот популярный миф ныне развенчан.


unname27d.jpg

«Корни деревьев» стала последней картиной Ван Гога.


unnam222ed.jpg



unnam24ed.jpg



unnam17ed.jpg

Картины Винсента заставляли людей щуриться: такими яркими они были. Многие зрители даже пытались заглянуть за полотно в поиске дополнительного освещения.




@темы: культура

11:28 

Передовой зарубежный опыт

foxm
 
Статья на форуме.

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1488314.html. Please comment there using OpenID.


18:54 

Шляпка

foxm


This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1488012.html. Please comment there using OpenID.


@темы: она

21:56 

Game over

foxm

Remko Troost



This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1487785.html. Please comment there using OpenID.


@темы: красивые картинки

21:31 

Страхи киберпанка

foxm

Клип как иллюстрация к статье

This entry was originally posted at http://foxm66.dreamwidth.org/1487407.html. Please comment there using OpenID.


@темы: скайнет, наука и техника, клип

Истина где-то рядом

главная